Идёт волна!

Третья волна конверсии

Выступая на съезде машиностроителей в 2016 году, президент России Владимир Путин обратился к руководителям предприятий оборонного комплекса страны с предложением начать расширение выпуска продукции гражданского назначения. Было сказано, что после 2017 года объёмы гособоронзаказов будут сокращаться, и перевод производственных мощностей на выпуск высокотехнологичной гражданской продукции необходим для сохранения предприятий ОПК.

В декабре того же 2016 года, в ежегодном послании Федеральному собранию президент поставил задачу довести к 2025 году долю гражданской продукции до 30% от общего объема производства ОПК, а к 2030 — до 50%.

Волна за волной…

Разумеется, эта конверсия производства в нашей стране не первая. После окончания Великой Отечественной промышленность достаточно быстро перешла на «мирные рельсы». В частности, тогда появилось много кастрюль, дуршлагов, ложек, мисок, бидонов, тазов и прочей домашней утвари отштампованной из листового алюминия. Потребности в производстве огромного количества самолётов уже не было, и «крылатый» метал вошёл в быт обычных советских людей.

Более четвери века назад, в послеперестроечные времена случилась ещё одна конверсия. Тогда всё прошло, мягко говоря, далеко не так хорошо, как хотелось бы. Великая советская империя прекратила своё существование, и у вновь созданного государства просто не нашлось средств на финансирование могучего ВПК, созданного во времена холодной войны. Не имеющие никакого рыночного опыта, полностью лишённые государственной поддержки многие предприятия оказались просто брошенными на произвол судьбы. Не зря те времена прозвали «лихими девяностыми».

Заморский опыт

Однако конверсия была не только в нашей стране. После Второй Мировой этот процесс затронул все принимавшие активное участие в войне страны. В отличие от СССР, в большинстве из них уже давно были рыночные отношения, поэтому любопытно будет взглянуть на удачные примеры перехода с военной на мирную продукцию.

Vespa

Авиационная промышленность Италии до войны была очень хорошо развита, но когда война завершилась, итальянская авиапромышленность оказалась в состоянии «клинической смерти». Италии не разрешалось в течение десяти лет ничего разрабатывать и производить в области авиации.

Талантливейший авиационный конструктор, один из пионеров мирового вертолётостроения Коррадино Де Асканио оказался не у дел. Он уже имел недолгий опыт работы по контракту в США сразу после окончания Первой Мировой войны, и теперь, с его опытом и квалификацией, он легко мог бы найти работу за океаном. Но, будучи патриотом, он остался на родине и не прогадал.

Крупная авиационная фирма Piaggio предложила ему разработать двухколёсное транспортное средство, кардинально отличающееся от мотоцикла. Оно должно быть лёгким, дешёвым и комфортным, пригодным для использования, как мужчинами, так и женщинами, как молодыми, так и пожилыми.

Коррадино Де Асканио блестяще справился с поставленной задачей, создав первый в мире мотороллер, который получил название «Vespa» и был растиражирован в огромном количестве. В разоренной Италии мотороллер был принят на ура, поскольку даже самый дешёвый автомобиль большинству итальянцев был не по карману. В наше время он больше известен как скутер и чрезвычайно популярен не только в Европе, но и в Азии.

Kabinenroller

У послевоенной Германии было много общего с послевоенной Италией. В частности также действовал десятилетний запрет на какую-либо активность в авиапромышленности. Но, в отличие от солнечной Италии, Германии требовалось транспортное средство, пусть крайне дешёвое и примитивное, но с крышей над головой.

Все вышеперечисленные обстоятельства сделали возможным получение авиационным инженером Фрицем Фендом задания от авиационной фирмы Messerschmitt на создание трёхколёсного мотороллера с кабиной – кабиненроллера. Так родился Kabinenroller Messerschmitt KR200, которому не было уготовано такое славное будущее, как мотороллеру Vespa, но многие тысячи европейцев в 50-е и 60-е годы получили доступное им транспортное средство, надёжно укрывавшее их от непогоды.

Вернёмся в настоящее

Предприятия оборонно-промышленного комплекса имеют огромное экономическое и научно-техническое значение для России. Именно поэтому, зная о грядущем сокращении госзаказов для ОПК, Путин призывает постепенно увеличивать долю гражданской продукции в производственной программе. Однако для того, чтобы это произошло, одних пожеланий и призывов президента абсолютно недостаточно.

Разумеется, уже существуют и будут ещё созданы различные государственные и полугосударственные структуры для помощи  оборонным предприятиям в переходе на рыночные условия существования. Но сложность поставленной президентом РФ задачи видится нам сильно недооцененной.

Главной проблемой могут стать люди, находящиеся в руководстве предприятий ОПК. В приведённых выше примерах руководство производственных предприятий, оказавшихся в крайне жёстких условиях, проявили недюжинные способности, ради сохранения своих фирм.

Наши оборонные предприятия всегда жили на госзаказах. И проблема руководства этих предприятий не столько в том, что они не умеют по-другому, сколько в том, что они по-другому не хотят. Одно дело — получить деньги у государства под конкретный заказ и выполнить его, и совсем другое дело — зарабатывать деньги на рынке.

Разумеется мы верим, что такая ситуация существует не на всех оборонных предприятиях, что там есть и энергичные, предприимчивые руководители, которым совсем небезразлично будущее России и вверенных им предприятий. В сотрудничестве с такими людьми действительно будет возможно построить эффективную маркетинговую стратегию развития предприятий ОПК.

ПОДПИШИТЕСЬ НА РАССЛЫКУ
Мы раз в неделю отправляем самые $екретные материалы
* обязательные поля
Нажимая на кнопку, вы даёте своё согласие на обработку персональных данных